Об управляемости групп

  
Тема эффективности и управляемости групп весьма актуальна для всех и каждого, поскольку все мы входим в группы – малые (размером от 2-х человек), средние и большие (которыми является всё общество, нация, народность, государство). Причем, все группы конкурируют во внешней среде с ограниченными ресурсами и источниками жизни, ведя за них непрерывную борьбу, в которой одни группы одерживают победу, другие же – терпят поражение, распадаются и поглощаются более эффективными, полностью уничтожаются, как, например, американские индейцы.

Всем не сильно желающим разделить судьбу американских индейцев племени Апачи — ПОСВЯЩАЕТСЯ.

Наиболее эффективны те группы, которые способны эффективно организоваться и эффективно противостоять давлению внешней враждебной конкурирующей среды, правильно определять угрозы и нейтрализовать их, определять возможности и использовать их, ставить верные цели и достигать их с минимальными затратами сил, средств и времени, где решающая роль отводится эффективности систем управления, поскольку адекватность реакций группы на внешние вызовы – это результат работы системы управления в группе. А внешняя среда для любой группы всегда враждебна — в ней нет друзей — только временные союзники.

это моё
Единственные преданные, надежные и постоянные друзья-товарищи Государства за пределами её границ — это его Армия и Флот — других нет и быть не может.

Рассмотрим проблемы управления группами

В свете рассмотрения проблем управления, любая группа делится на две части:

— одна часть индивидуумов группы занимается вопросами исполнения общего плана-замысла группы по достижению целей (исполнительская часть);
— другая часть (управленческая часть) – занимается вопросами непосредственного управления: определяет цели, планирует их достижение, распределяет задачи, разрабатывает способы и методы их достижения, осуществляет выдачу управляющих команд.

Само управление может быть, либо распределенным, либо централизованным, либо смешанным. Какое лучше? Какое — хуже? Рассмотрим этот вопрос на примере управления самолетом:

Есть самолет со стреловидными крыльями, направленными назад. А есть самолеты с крыльями обратной стреловидности, смотрящими вперед. Самолет со стреловидными крыльями устойчив, поскольку, в случае отклонений, возникающая сила будет ликвидировать отклонения и вернет ему безопасное положение. То есть осуществляется самоуправление. В самолете же с обратной стреловидностью все наоборот — в случае отклонений возникающая сила будет еще больше увеличивать отклонения, поэтому, чтобы компенсировать отклонение, потребуется централизованные управленческие команды. Крыло обратной стреловидности подвержено большим нагрузкам. И чтобы самолет не разбился, нужно управлять им непрерывно, и делать это без ошибок. Люди не могут управлять без ошибок и, поэтому, самолеты с обратной стреловидностью очень опасны, если на них нет надежной электроники, очень точной, быстрой и выверенной программы управления, а также повышенного запаса прочности конструкции.Для пассажиров самолет со стреловидными крыльями удобен и его делают комфортным и безопасным. А самолеты с обратной стреловидностью делают для военных целей. Там пассажиров нет, а если бы были, то их самочувствие не было бы завидным. Зато можно управлять фантастически. Но управление таким самолетом осуществляется в другом режиме — централизованно, т.к. там нет никаких компенсирующих отклонения механизмов (самоуправления), и любые отклонения при потери контроля и прекращении управления только нарастают как снежный ком.

Какая машина из двух плохая?

С точки зрения пассажиров плохой, конечно, является машина с обратной стреловидностью. А с технической точки зрения, наоборот, она намного интересней. Правда требует экспериментов на обезьянах, а НЕ на людях. Если у Вас НЕТ распределенной по всей системе механизмов компенсации отклонений с принятием и исполнением решений на местах — у вас самолет с обратной стреловидностью. Такой «самолет» при плохом управлении или недостаточной прочности конструкции — потерпит катастрофу. Чем больше и сложнее «самолет», тем меньше у нас возможностей сделать его «обратной стреловидности», тем больше мы нуждаемся в «самолете» с прямой стреловидностью, вдоль и поперек опутанный системой обратных связей и распределенной по всей машине системой управления. Управлять самолетом с обратной стреловидностью можно только централизовано и директивно. В директивном управлении нет местных компенсирующих обратных связей — все они программируются в центральном процессоре, который должен принимать решения мгновенно, и управлять всем централизованно и без ошибок. И если при потере управления, самолет с «прямой стреловидностью» — плавно планирует и спокойно садится, то с «обратной» — мгновенно теряет курсовую устойчивость и камнем падает вниз, а при слабой конструкции — разваливается на части. У директивного управления, кроме того, имеется масса ограничений, касающихся размера и сложности управляемых систем и требований к построению самой системы и системы управления ею и системы управления системой управления. В ряде случаев такое управление вообще невозможно. И оно крайне ненадежно и крайне уязвимо. Поэтому для больших групп построение системы централизованного управления (по типу ERP) противопоказано на современном этапе развития общества, техники и науки управления — такие системы нужно ещё долго строить, дорабатывать, настраивать, обкатывать и обязательно совмещать с системами распределенного управления, разработанными в рамках ВОИ (www.voinru.com).

В не зависимости от принципа построения системы управления, в задачи управления входит правильная постановка целей и достижение целей. При этом главной целью является выживание группы в конкурентной среде. Остальные – второстепенные.

Реализация задач управления основана на том, что управленческие команды доводятся до исполнителей и на стороне исполнителей преобразуются в нужные намерения и действия с помощью различных инструментов управления, которые условно делят управление на два вида:
— прямое управление – это выдача прямых управляющих команд по принципу «делай так, иначе сильно пожалеешь»
— косвенное управление – это когда через воздействия на внутренние побуждения, мотивы, убеждения, принципы, людей заставляют делать то, что нужно системе для выживания. Причем, действуют они по своей воли, желанию, решениям, убеждениям в порядке самоуправления, но лежащим в общем русле.

Прямое управление относится к «жестким» методам управления, когда выполнение распоряжений осуществляется против воли исполнителей, за что им полагается вознаграждение – кусочек мяса, сахара, сыра или иное, а за невыполнение – наказание – удар кнутом, дубинкой, расстрел или что-то иное. Соответственно, в этом случае совсем не лишним окажется глубокий ров, цепи и колючая проволока, собаки, охрана… да и много чего иного. Но это всё дорого и неэффективно – легче сделать самому, чем так управлять работой.

Косвенное управление относится к «мягким» методам управления (Soft Power), когда исполнители сами без принуждения сидят  на тумбах, поскольку так привыкли, прыгают через горящий обруч, поскольку это им нравится, стоят на задних лапах и делает что-то ещё, нужное управляющему, поскольку так принято делать, так делать вынуждают их внутренние убеждения, решения, побудительные мотивы, которые преобразуются в действия, выполняемые по их собственной воле и желанию. То есть, в конечном итоге, любое внешнее воздействие превращаются в конкретные действия только через внутренние побуждения. А когда внешних воздействий нет, эти внутренние побудительные мотивы продолжают управлять действиями людей. И это — мощный инструмент управления, поскольку управляет всеми, везде и всегда. Например…

Например, вы упали и видите, что к вам приближается человек. Вы понимаете, что наделенный свободой решений приближающийся человек может протянуть вам руку и помочь подняться, а может вас лежачего, пока вы ещё не поднялись запинать, придушить, попрыгать сверху, поломав вам ребра и позвоночник, забрать ваш кошелек, ради наживы, либо веселья ради, поскольку это представляется «нормальным» поведением, ежечасно демонстрируемым по дебиловизору, как и «быстрый заработок» любой ценой, «халява и красивая жизнь».

Что конкретно сделает делать подошедший к вам человек, когда вы упадете – протянет руку, чтобы забрать ваш кошелек, либо протянет её, чтобы помочь вам подняться – вы это заранее не знаете, пока он не протянет к вам руку и вы увидите результат его решений. Однако вы можете можно заранее сказать, что все, что управляет им в этот момент — это его внутренние убеждения, понимание правильности своих действий, привычки, поведенческие штампы, а самое главное — его этика, которая имеет определяющий характер в принятие им решений.

Или, например, царапая на стене подъезда слово из 3-х букв, делающий это человек также руководствуется имеющейся у него этикой, мотивами, убеждениями, нормами, пониманием правильного и неправильного, тщательно вырисовывая эти буквы, сдирая краску до кирпичей, ломая перочинный нож, чихая и кашляя, протирая слезящиеся от попавшего в них штукатурки глаза, он делает это исключительно из того, что убежден, что это «правильно», что это– «нормально».

За «норму» обычно принимается среднеБешенное (оговорился — «средневзвешенное») по обществу, как и среднюю по больнице. Однако, подходя к пониманию «нормы» с умом, мы можем определить, что «нормальное» — это всё то, что идет на пользу группе. А  «ненормальным» необходимо признавать все то, что разрушает группу. Однако, эти выводы вовсе не явны для всех и каждого,  поэтому одни необоснованно считают «нормальным» то, что идет во вред группы, разрушая её, а другие не всегда осознано убеждены, что «нормальное» это то, что идет группе на пользу. Если большинство имеет первые убеждения, то конец такой группы предрешен, а дни сочтены — группы с низкой полукриминальной этикой быстро разрушаются.

Исследуя поведение людей, специалисты установили очень интересный факт, что люди зачастую делают то, что является «неразумным», «неправильным», «вредным» для группы не потому, что хотят злонамеренно вредить группе, а лишь потому, что понятия не имеют – что является полезным, что вредным, что правильным, а что нет, что принято в группе как «нормальное», а что считается «ненормальным», тем более — весьма затруднительно сделать это среднему человеку в условиях информационной войны и массированной атаки на здравый смысл, логику, убеждения, установки, этику, поскольку всё это — вовсе не очевидно для всех и каждого и каждый человек склонен ошибаться и пребывать в иллюзиях, поступать неразумно, нелогично, нерационально по навязанному ему извне поведению, пониманию, мнению.

Часто людям достаточно одного только объяснения «что является правильным, а что нет», чтобы люди, которое до этого поступали неправильно, во вред группе, с большой охотой сами шли на выполнение именно того, что было объявлено и объяснено как «правильное».

Таким образом, рассуждая, мы нашли главного «виновника» решений и действий каждого индивидуума в группе — это индивидуальные «управляющие», размещенные в головах каждого, которыми управляют: этика, мотивы, убеждения, нормы, понимание правильного / неправильного, впитанные из примеров поведенческие штапмы, по приказу которых он делает то либо иное.

Этика формирует не только поступки, но и судьбу. Например, позволяя красть, проявлять агрессию этика человека рано или поздно приведет его к смене свободы на жизнь за колючей проволокой на лесоповалах, под прицелом метких стрелков. Вам не нравится ваша судьба? – смените этику! К группам это утверждение относится не в меньшей мере, а в ещё большей.

Из всех вышеперечисленных движущих поведением людей мотивов, самым интересным является  этика, поскольку все остальное – более менее понятно. Этика – это то, что человек делает, когда его никто не контролирует. Это несколько шутливое определение (точное будет дано ниже), но совершенно точно определяющая основную функцию этики – управление действиями людей в отсутствии контроля. Отмена контроля, законов, ответственности означает, что управление полностью переходит в руки внутренней этики людей. Если вас страшит сама только идея исчезновения законов и любой ответственности в обществе, значит этика в группе/обществе находится на крайне низком уровне.  Этика управляет обществом непрерывно, постоянно, везде, в каждой географической точке – от Кенигсберга до Сахалина, и каждом часовом поясе, днем и ночью, поскольку контролировать всех людей, да еще делать это непрерывно — просто немыслимо, и подавляющая часть решений в группе принимается на основе внутренней этики членов группы.
Чтобы направить решения людей в группе в нужное русло, нужно привести этику, убеждения, установки к нужному знаменателю — начать управлять ими.

Низкая внутригрупповая этика мешает управлению, поскольку усилия отвлекаются на борьбу с низкой этикой и её последствиями. А высокая — помогает, поскольку сама управляет группой. Поднять этику можно только путем управления этикой. Сама она не установится на высоком уроне. Этика любой группы без управления уровнем этики устанавливается на достаточно низком уровне. Такая самостоятельно установившаяся этика будет «базовой», «стихийно организованной», «неоднородной», «аморфной», а скорей всего станет «криминальной этикой» — без управления ею.  Неуправляемая криминальная, базовая этика разрушает группу. Группы разрушаются без управления этикой. Государства разрушаются посредством разрушения этики индивидуумов в таком государстве. Делается это через средства массовой информации путем ежечасной и ежеминутной подачи информации, разрушающей этику, формирующей псевдо-ценности, вредных поведенческих штампов, убеждения. Делают это потоками разврата, пошлости, мерзости, жестокости, крови, руками бездарных режиссеров, тухлых сериалов и тупых актеров, не удосуживших даже выучить тексты и читающих их с суфлеров.

«Наше ТВ находится в глубокой яме! Я бы назвал его преступной организацией, потому что такого разложения, которое оно практикует в обществе, я не видел на экранах никогда и нигде. У нас показывают исключительно то, как бьют женщин, пытают людей, насилуют детей.» Сергей Петрович Капица

Видя эту постоянно мелькающую перед глазами вакханалию лжи, тупости, свинства и разврата, большинство постепенно привыкает к этому и начинает воспринимать это как нечто «нормальное», «правильное», одновременно впитывая дебиловизионную тухлятину в качестве поведенческих штампов, ценностей, установок.  Так формируется культура разврата, лени, жестокости и соответствующая этика. Когда она сформировалась — группа разрушается.

Группа разрушается, когда уровень этики в ней падает ниже критического уровня. Даже, не природные богатства и активы, а именно действующие в группе культура и этика обеспечивает жизнеспособность группы, в которой, либо один спасается гибелью миллионов, или погибает сам, спасая миллионы. Наличие самой мощной армии не дает государству никаких преимуществ, если эта армия состоит из одних только бездарей, предателей, трусов и подонков. Любые финансовые вложения и материальные ресурсы бесполезны (а зачастую и вредны), если ими управляют полные идиоты, воры и мошенники.
Любая самая профессиональная, многочисленная и дорогая личная охрана — бессмысленна, если она продажна и полностью перекуплена другими. Эта же охрана и сдает охраняемого, либо сама завладевает его имуществом.

Если действующая в группе этика считает нормальным ничего не производить, красть, жить за счет других, то красть будут везде – с самого низа до самого верха и для всех это будет восприниматься как нормальное явление, и люди не будут даже мыслить себе иного состояния дел, и убедить кого-либо производить что-либо будет — будет практически нереальным делом


… поскольку это будет рассматриваться как «ненормальное» явление. Поэтому, добиться производства в этом случае можно лишь, загнав половину людей за колючую проволоку, а вторую половину приставив к ним в качестве охраны, чтобы первая половина не разбежалась и производила что-то. И это также будет восприниматься всеми как норма, поскольку «норма» — понятие всегда относительное и является лишь чьим-то ничем не обоснованным мнением, либо высчитывается математически как средне-арифметическим по палате. При этом группа с низким уровнем этики всегда имеет множество внутренних проблем, неэффективна и недолговечна и требует на свое поддержание в формате группы значительных усилий и средств, финансовых и материальных.

Низкая, криминальная действующая в группе этика сокращает группу в  размерах. Люди всегда будут стремиться покинуть группы с низкой этикой и примкнуть к группам с высокой, чтобы не испытывать воздействия криминальной этики по отношению к себе. Например, волк по отношению к зайцу применяет криминальную этику. Он стремится создать группу с бедным зайкой, объединившись  с ним в едином пищеварительном порыве. Зайке же вовсе не интересно входить в группу с низким уровнем этики во избежание фатальных для него последствий, поэтому он всеми заячьими силами стремится избежать создания такой группы.
Группы же с сильной внутригрупповой этикой – устойчивы, сильны, склонные к расширению, развитию и росту, поскольку все члены такой группы стремятся сохранить группу, а внешнее окружение – войти  в неё.
Конечно, силовым путем могут создаваться и длительное время поддерживаться группы с низким уровнем этики, но делать это можно, лишь прикладывая не дюжие усилия для этого: вводить инструменты принуждения, ограничения свободы, запугивания, обмана, введения в заблуждение, лишение собственной воли и свободы действий — поскольку мало кому интересно попадать под действие криминальной этики в группе. А долго оставаться в такой группе и вовсе опасно.

Фактически всё происходящее в группе управляется этикой группы. Когда нам кланяются при встрече – это этика. Когда у нас крадут ваш кошелек – это тоже этика. Этика – это когда нам плюют в спину либо в неё стреляют. В последних двух случая она называется «криминальной этикой» (хотя эти два слова не сочетаются). В первом – «высокой этикой».  Если ею умно управлять – она будет «управляемой», «однородной», «сильной». Если — не управлять, она будет «стихийно организованной», «аморфной», «слабой».

Что интересно: если мы поищем в толковых словарях определения терминам «культура» и «этика», то увидим, что все они страдают удивительной бестолковостью, особенное, когда дело касается таких базовых понятий и определений, как «добро — зло», «этика – культура» и др, наглядно демонстрируя нищету наших знаний относительно всего, что касается основ жизни (похоже эти знания старательно вымарали из сознания народа, поскольку трудно предположить, что о них никто не задумывался и не изложил ранее — не может такого быть). Поэтому сформулируем эти определения сами…

«Культура» — это совокупность материальных и нематериальных ценностей, накопленных группой (народность, государство) и определяющих общие правила взаимодействия людей внутри группы, регулирующих все аспекты деятельности такой группы и формирующих стиль-образ и условия жизни всех членов такой группы — носителей культуры.

Внутригрупповая культура определяет стиль-образ существования индивидуумов в группе, отношение к работе, жизни, ближнему окружению, определяет быт, как будут вестись дела, решаться вопросы, поэтому оказывает определяющее влияние на все стороны жизни в группе группы.

Этика — это обобщенное выражение культуры поведения и культуры отношений. Как было сказано выше, «этика» – это то, что человек делает, когда его никто не контролирует. Правда, это — не сама этика, а её проявления, а сама этика…

«Этика» — это совокупность принятых в обществе норм, правил, стандартов поведения, соблюдение которых повышает уровень жизнеспособности группы, внутри которой они действуют, а также каждого члена такой группы.

Кроме как выполнять задачу повышения уровня жизнеспособности, устойчивости, эффективности группы, иного назначения у этики и смысла её существования в группах нет и быть не может, поскольку придумана она вовсе не с целью кому-то нравиться или производить на кого-то впечатление, или тешить эстетические вкусы. А единственное назначение этики – повышать способности группы к выживанию, уровень жизнеспособности, установив в группе такие принципы поведения и взаимоотношений, которые будут обеспечивать максимальное выживание всей группы, и соответственно, — каждого члена этой группы.

Можно провести исследования влияние этики в состоянии разных государств, сравнив уровень жизни с состоянием групповой этики в известных нам. Проведенные исследования выявили, что в богатых и процветающих странах присутствует определенный тип культуры, включающий определенные этические нормы и правила, а уровень благосостояния населения стран напрямую зависит от уровня этических норм, принятых в обществе — процветают те страны, в которых действует высокая этика, и находятся в упадке те, в которых действует ущербная, скудная, низкая этика. Это – закон, действующий в отношении к любой группе. Пример тому — Япония, которая имеет богатую культуру, строгие традиции, и сильную этику. А в ОАЭ действуют ещё более строгие этические нормы и законы, требующие смертную казнь для любого бросившего окурок на дорогу.

Уровень этики в Японии и ОАЭ, специалисты оценили на 5 балов. На 4 бала оценили уровень этики в США, Европе и Китае. Причем, в США без серьезной целенаправленной работы государства в этом направлении, она была бы значительно ниже.

Восточная Европа (Польша, Болгария, Эстония и т.д.) и страны «третьего мира» – получили по 2 бала.
Уровень экономического развития и социального благополучия, в точности соответствует уровню этики и слабо зависит от других факторов.

Название страны Роль религии в жизни Уровень этики населения Совершенство законов Уровень свободы личности Уровень эконом. развития страны Потенциал развития страны
США 4 4 5 5 5 5
Западная Европа 3 4 5 4 4 4
ОАЭ 4 5 2 2 5 4
Восточная Европа 3 2 3 3 3 3
Япония 2 5 4 4 5 4
Новые Индустриальные 4 4 3 3 4 4
Страны 3го мира 5 2 2 2 2 2
Россия 2 2 3 2 2 2
Китай 2 4 3 1 3 4

Оценки в таблице — субъективны и могут оспариваться, но выводы остаются неизменными: внутригрупповая этика оказывает решающее влияние на эффективность, жизнеспособность и устойчивость групп.  Вовсе не природные, людские или иные ресурсы, а этические и культурные ценности являются условием расширения и процветания групп, наций, государств, высокого уровня жизни.
нет споров

А деградация этических принципов, культурного базиса любого государства — ведет к нищенскому существованию народа в таком государстве, его деградации, сокращению его в размерах и последующему разрушению с уничтожением всего народа другими государствами. Потому-то мы и наблюдает массовые атаки на этику и русскую  культуру, попыткой заменить её западной «попсовой» недо-культурой.

И ещё один интересный элемент устойчивости групп — это традиции, являющиеся частью культуры.
У всех народов этические принципы выражались и закреплялись в форме традиций. У разных народов разные традиции, однако, смысл и назначение традиций у всех одинаков – выразить выживательную этику в той или иной осязаемой форме и закрепить её форме традиций, включающих те или иные полезные для группы нормы, правила, ограничения, и требовать её выполнения, напоминать каждому члену группы о её существовании. От традиций, снижающие потенциал выживания, группы отказывались, либо меняли их на другие, либо разрушались, если традиции оказывались выживательными, они закреплялись. Выживали группы с сильными традициями. И в каждой традиции можно обнаружить определенный смысл и логику.
Другая функция традиций – это функция идентификации с группой. Когда член группы знакомится с традициями группы, привыкает к ним, принимает и разделяет — он начинает ощущать себя членом группы, автоматически разделяет имеющуюся в группе культуру, принятые нормы, ценности, становится полноправным членом группы. Традиции сплачивает группу и сохраняют её, сдерживая переход членов группы в другие группы, имеющие иные традиции.  Однако, традиции могут привлекать индивидуумов из других групп.

Общество или группа без традиций – лишает своих членов возможности каким-либо образом идентифицировать себя с группой, выделить одну группу среди других групп, и такая группа или общество превращается в безликую массу людей, которую не объединяет ничто и не связывает ничто, не выделяет её среди других групп — такая группа распадается, растворяется в других группах с сильной культурой и богатыми традициями.

Кроме того, традиции заполняют пустоту бытия, на месте которой могли бы формироваться невыживательные нормы, правила и традиции. Поэтому, даже бессмысленные с первого взгляда традиции полезны своим сдерживающим фактором против формирования невыживательных традиций, поскольку природа не терпит пустоты. Традиции ценны также тем, что формируют соответствующее отношение индивидуумов к своей группе, которые можно разделить на 3 вида:
1) Я- это Я. А группа – это группа. Что формирует решения по принципу: «или для себя, или для группы».
2) Я – это группа. Соответственно: «что для группы — то для себя».
3) Я против группы. Что соответствует таким действиям: «против группы = для себя»

Конечно, не все проблемы решаются путем управления этикой (культурой, традициями) но многие задачи и проблемы без неё не решаются вовсе, а игнорирование её влияния может привести к катастрофическим последствиям — …»у нас, конечно, есть ядерные ракеты… но если их запустить, они скорей всего упадут обратно…».

Ролик в тему:

Источник: ВОИ

ВОИНР СССР

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
PDF24    Отправить статью как PDF   

One thought on “Об управляемости групп

  1. mail.ru Николай Васильевич / 05.02.2013 at 00:01

    Thumb up 1 Thumb down 0

    прекрасная публикация, только подправил свойства -(были запрещены комментарии). Теперь в отличие от норы на майле, эта статья пошла в пинге на пару десятков специальных поисковиков мира и в гуглю. Эхо по сети раз в сотню больше, чем в сообе.

    ))(:

    Правда, пришлось полчаса править размер картинок и чистить мусор кодов, заменяя его чистым текстом, тк увеличение и уменьшение шрифтов срабатывает только на чистых шрифтах без аштмляшных спанов и принудительных шрифтов. Жирный шрифт не влияет на изменяемость буков.
    Картинки идеально вставлять через редактор вордпресса, тк при этом кодов в пять шесть раз меньше. И потом можно вручную подогнать размер картинки прямо в редакторе.

Comments are closed.