События сентября — октября 1993 г.

Статья опубликована в рамках: Международной заочной научно-практической конференции «Актуальные вопросы философии, истории и политологии»(Россия, г. Новосибирск, 28 января 2013 г.) Выходные данные сборника:«Актуальные вопросы философии, истории и политологии»: материалы международной заочной научно-практической конференции. (28 января 2013 г.)

СОБЫТИЯ СЕНТЯБРЯ — ОКТЯБРЯ 1993 ГОДА — «БЕЛОЕ ПЯТНО» СОВРЕМЕННОЙ  ИСТОРИИ  РОССИИ

Шереметьева  Лариса  Николаевна

канд.  филос.  наук, доцент  кафедры  общественных  наук,  Волгоградской  государственной  академии  повышения  квалификации
и  переподготовки  работников  образования  (ВГАПКП  РО),  г.  Волгоград

E-mail:   lsherem@yandex.ru  

В  текущем  году  исполняется  двадцать  лет  со  дня  трагических  событий  в  истории  постсоветской  России  —  21  сентября  —  5  октября  1993  года,  завершившихся  по  указу  Президента  РФ  Б.Н. Ельцина  расстрелом  из  танков  Дома  Советов,  в  котором  заседал  Съезд  народных  депутатов  и  Верховный  Совет  РСФСР.  После  расправы  над  представительными  органами  власти  и  ограничении  действий  Конституционного  суда  уже  никто  не  смог  препятствовать  принятию  президентского  проекта  новой  Конституции  России,  предполагающего  неограниченную  власть  президента  и  отрицающего,  фактически,  принцип  разделения  властей.  Конституция  была  принята  незаконным  способом,  не  на  референдуме,  а  на  всенародном  голосовании  по  специальному  указу  Президента  12  декабря  1993  года.  Это  стало  завершающим  этапом  победы  контрреволюции  либерал-демократов,  пришедших  к  власти  после  событий  ГКЧП  в  августе  1991  года,  и  концом  советской  системы  власти  в  России.

В  российском  обществе  нет  единодушной  оценки  данных  событий.  По  данным  социологического  исследования,  проведенного  в  апреле  2011  года  Институтом  социологии  РАН,  более  40  %  граждан  относятся  равнодушно  или  плохо  помнят  эти  события,  37  %  оценивают  отрицательно,  а  23  %  их  одобряют  [5, с. 40].  Такой  набор  оценок  объясняется  тем,  что  в  современной  России  сентябрьские  —  октябрьские  события  1993  года  остаются  «белым  пятном»  истории,  граждане  о  них  мало  что  знают,  а  поэтому  не  могут  судить  по  существу.

Политолог,  социолог  и  историк  А.Н. Тарасов  сделал  подробный  анализ  произошедшего  в  Москве  34  октября  1993  года,  он  обосновывает  свою  версию  кровавых  событий  как  тщательно  спланированную  «провокацию  президентской  стороны»  против  защитников  Дома  Советов,  показывает  причины  политической  провокации  и  выигрыш  провокаторов,  отвечает  на  вопросы  «был  ли  заговор»  со  стороны  защитников  Дома  Советов,  «кто  виноват»  с  обоих  сторон  и  «кто  в  итоге  выиграл».  Но  даже  в  этом  подробном  исследовании  профессионального  аналитика  остается  много  вопросов  ко  всем  участникам  событий,  к  власти  и  общест­венности,  на  которые  необходимо  дать  ответ,  чтобы  не  допустить  в  дальнейшем  подобного  кровавого  развития  современной  истории  России  [19].

Чем  дальше  общество  уходит  от  этих  трагических  событий,  нарастает  необходимость  дать  им  юридическую,  политическую,  нравственную  и  историческую  оценку.  Это  диктует  логика  полити­ческого  процесса  в  современной  России,  стремление  российских  граждан  к  утверждению  в  обществе  демократии  и  справедливости.

В  защите  Дома  Советов  принимали  участие  тысячи  граждан  России,  их  представители  съехались  из  более  60  городов  страны,  очевидцы  называют  максимальную  цифру  людей,  вышедших  на  защиту  Дома  Советов  в  50  тыс.  человек  [11, с. 6; 19].  Это  люди  высокого  гражданского  долга,  они  пришли  защищать  не  Руцкого  с  Хасбулатовым,  а  Конституцию  России,  демократический  путь  ее  развития.  Многие  из  них  погибли,  официально  называется  цифра  о  150  погибших,  но  очевидцы  событий  говорят  о  жертвах  на  порядок  выше  [15; 17; 18].

Сразу  же  после  танковых  залпов  по  Дому  Советов  Генеральная  прокуратура  возбудила  уголовное  дело,  была  создана  специальная  следственная  группа  (руководитель  —  Л. Прошкин),  расследовались  действия  не  только  сторонников  Верховного  Совета,  но  и  прави­тельственных  сил,  во  многом  повинных,  по  материалам  следствия,  в  сложившейся  ситуации  и  в  тяжких  последствиях  происшедшего  [15].  Следствие  было  прекращено  в  связи  с  принятым  постановлением  Государственной  Думы  от  23  февраля  1994  года  № 65-1  ГД  «Об  объявлении  политической  и  экономической  амнистии»  [20].  Следствие  не  завершилось,  а  вопросы,  беспокоящие  общество  остались.

После  принятия  Конституции  и  формирования  новых  представи­тельных  органов  власти  России  появились  письма  и  обращения  общественности  к  вновь  избранным  депутатам  с  просьбой  создать  специальную  комиссию  по  парламентскому  расследованию  траги­ческих  событий.  Стремление  восстановить  законность  и  справед­ливость  в  отношении  невинно  пострадавших  в  октябрьских  событиях  1993  года  объединило  людей  разных  политических,  религиозных  и  иных  убеждений.  Были  созданы:  «Общественное  объединение  родителей  и  близких  погибших  и  граждан,  пострадавших  в  событиях  21  сентября  —  5  октября  1993 г.»  (председатель  —  Ю.Е. Петухов);  общественный  благотворительный  фонд  содействия  увековечению  памяти  погибших  граждан  в  сентябре—октябре  1993  «4  октября»  (председатель  —  М.И. Смирнов),  постоянно  действующий  организационный  комитет  памяти  жертв  трагических  событий  (председатель  —  В.П. Бирюлин)  [6].

Государственная  Дума  откликнулась  на  просьбы  общественности:  юридическая  и  политическая  оценка  событий  21  сентября  —  5  октября 1993  года  прозвучала  в  стенах  Государственной  Думе  на  депутатских  слушаниях  в  1994  и  1999  годах,  в  выступлении  председателя  Комитета  по  безопасности,  доктора  юридических  наук  В.И. Илюхина,  а  также  в  докладе  председателя  Комиссии  Государственной  Думы  по  дополнительному  изучению  и  анализу  событий,  происходивших  в  городе  Москве  21  сентября—5  октября  1993  года Т.А. Астраханкиной.  Выступающие  обосновали  совершение  тяжкого  преступления  Президентом  Б.Н. Ельциным  и  его  окружением,  когда  были  разогнаны  законодательные  органы  —  Съезд  народных  депутатов  Российской  Федерации  и  его  Верховный  Совет,  а  их  государственная  власть  была  захвачена  Б. Ельциным,  по  его  указу  прекращено  действие  Конституции  страны,  а  граждане,  вставшие  на  защиту  Конституции  и  законодателей,  были  расстреляны  в  Доме  Советов,  рядом  с  ним  и  в  других  местах  города  Москвы  [9, c. 14—26].  По  словам  В.И. Илюхина,  свершенные  тяжкие  преступления  предусмотрены  статьями  64,  70,  частью  2  статьи  171,  пунктами  «в»,  «д»,  «з»,  «н»  статьи  102  УК  РСФСР,  ныне  ответственность  за  указанные  преступления  предусмотрена  статьями  278,  280,  пунктами  «а»,  «б»,  «е»,  «ж»  статьи  105,  частями  2  и  3  статьи  286  Уголовного  кодекса  РФ  [9,  с.  15].

В  Рекомендациях  слушаний,  в  частности,  констатировалось,  что  при  принятии  амнистии  Государственной  Думой  по  уголовному  делу  о  массовых  беспорядках  в  городе  Москве  3—4  октября  1993  года  «не  была  обеспечена  необходимая  полнота,  всесторонность  и  объективность  расследования»,  при  этом,  амнистия  «лишила  большинство  пострадавших  в  этих  событиях  возмещения  ущерба,  причиненного  виновными  действиями  организаторов  и  участников  событий»  [17].  Государственной  Думе  рекомендовалось,  руковод­ствуясь  принципами  законности  и  гуманизма,  «принять  в  течение  осенней  сессии  1999  года  проект  федерального  закона  «О  социальных  гарантиях  пострадавшим  в  событиях  21  сентября  —  5  октября  1993  года»,  а  также  обратиться  в  Генеральную  прокуратуру  Российской  Федерации  по  вопросу  «о  возбуждении  уголовных  дел  в  отношении  организаторов  и  участников  событий  21  сентября  —  4  октября  1993  года,  на  которых  не  распространяется  амнистия»  [17].  Но  это  были  лишь  слушания,  выносящие  рекомендации  для  принятия  решений  органам  государственной  власти.  Политические  же  решения  высших  органов  власти  по  оценке  трагических  событий  сентября—октября  1993  года  еще  предстоит  сделать.  Пока  у  верховной  власти  России,  продолжающей  ельцинский  курс,  для  этого  нет  ни  желания,  ни  политической  воли.  Но  постепенно  углубляющийся  глобальный  и  общенациональный  кризис  может  уже  в  ближайшие  годы  поставить  на  повестку  дня  принятие  таких  политических  решений.

Нравственная  оценка  событий  была  дана  в  известном  обращении  «Горе  строящему  на  крови»  группы  православных  священников,  входивших  в  Общественный  комитет  «За  нравственное  возрождение  Отечества»  (руководитель  —  прот.  А.  Шаргунов),  в  Государственную  Думу.  В  обращении  говорилось:  «Мы  убеждены,  что  никакое  государственное  строительство  невозможно,  если  в  основании  его  не  положен  нравственный  закон  «Не  убий»,  если  граждане  лишены  права  слышать  и  знать  правду,  если,  наконец,  злу  не  дается  обществом  нравственная  оценка  и  тем  самым  ему  не  ставится  предел.  «Горе  строящему  город  на  крови  и  созидающему  крепости  неправдою!»  (Авв.  2,  12)»  [4].

Известный  ученый,  декан  социологического  факультета  МГУ,  президент  Российской  социологической  ассоциации,  профессор  Владимир  Добреньков  так  оценивает  события  3—4  октября  1993  года:  «…Это  самая  трагическая  история  в  России  последних  десятилетий,  потому  что  на  глазах  у  всей  России  и  всего  мира  был  расстрелян  законный  парламент.  И  ничем  нельзя  оправдать  применение  насилия.  Насилие  —  это  плохо.  Насилие  всегда  свидетельствует  о  бессилии  той  власти,  которая  пытается  утвердиться.  И  в  этом  смысле  попытка  применить  насилие  и  осуществление  ее  со  стороны  Ельцина,  конечно,  —  это  позорный  факт  для  России  и  самого  Ельцина,  которому  история  это  не  простит»  [7].  Одну  из  причин  произошедшей  трагедии  Добреньков  видит  в  правящей  элите:  «…Элита,  которая  формировалась  1990-х  гг.,  во  многом  являлась  перевертышами.  Это  были  люди,  которым  нельзя  доверять.  Да  это  вовсе  и  не  элита,  если  под  элитой  понимать  самых  лучших  представителей  нашего  общества,  готовых  к  самопожертвованию  во  имя  своего  Отечества.  Они  не  выражали  интересы  большинства  общества.  Эта  «элита»  была  абсолютно  прозападной  и  враждебной  интересам  России»  [7].

Свои  оценки  октябрьских  событий  высказали  историки.  Известный  историк  М.Я.  Гефтер,  член  президентского  совета,  который  вышел  из  него  в  знак  протеста  в  связи  с  кровавыми  октябрьскими  событиями  1993  года,  говорил:  «Не  в  меня  стреляли,  но  в  меня  попали  —  как  в  человека  и  как  в  историка»  [13].  Гефтер  создал  исследовательскую  группу  «Люди  Октября  93-го»  для  изучения  этих  событий,  ныне  его  ученики  и  коллеги  продолжают  начатое  им  дело.

Подробный  анализ  событий  конституционно-политического  кризиса  1993  года  сделан  доктором  исторических  наук  Р.Г.  Пихоя.  Характеризуя  кризис  и  его  завершение,  он  пишет:  «Возникла  реальная  угроза  распада  России  по  образу  и  подобию  событий  в  СССР  в  1991  г.  Выход  из  кризиса  —  силовое,  кровавое  подавление  Верховного  Совета  и  Съезда  народных  депутатов  —  стал  завершением  истории  Советской  власти  в  России.  Рожденная  под  залпы  «Авроры»,  она  была  погребена  танковыми  залпами  по  «Белому  дому».  События  сентября  —  октября  1993  г.  разрушили  романтический  образ  «августовской  революции  1991  г.».  Политический  цинизм  «действующих  лиц»  российской  политики,  привел  к  многочисленным  жертвам,  к  утрате  многих  прежних  иллюзий»  [14,  c.  132].

Как  показывают  социологические  исследования,  после  двадцати  лет  политического  курса,  начатого  первым  президентом  РФ  Б.Н.  Ельциным,  иллюзии  рассеялись  у  большинства  населения  страны.  Если  на  старте  либеральных  реформ  в  России  уровень  поддержки  власти  доходил  до  2/3  активных  граждан  страны,  то  уже  с  февраля  1992  года  он  начал  быстро  падать,  сократившись  до  30—35  %,  а  к  моменту  ухода  Б.  Ельцина  с  поста  Президента  РФ  уровень  его  поддержки  составлял  не  более  3—4  %.  К  2011  году  доля  россиян,  оценивающих  положительно  реформы,  подросла  и  составила  34  %,  но  в  целом  преобладающим  отношением  к  реформам  остается  негатив  [5,  c.  8—10].

Принятие  новой  Конституции  России  состоялось  не  по  дейст­вующему  в  то  время  закону  «О  референдуме  РСФСР»  (утратил  силу  в  1995  году),  а  по  подзаконному  Указу  Президента  РФ  от  15.10.1993  №  1633  «О  проведении  всенародного  голосования  по  проекту  Конституции  Российской  Федерации».  Как  оказалось  в  итоге,  за  Конституцию  проголосовало  менее  трети  списочного  состава  избирателей  страны,  принятый  подзаконный  указ  президента  допускал  такие  итоговые  результаты  всенародного  голосования.  В  соответствии  же  со  статьей  35  Закона  «О  референдуме  РСФСР»  при  проведении  референдума  «по  вопросам  принятия,  изменения  и  дополнения  Конституции  РСФСР  решения  считаются  принятыми,  если  за  них  проголосовало  больше  половины  граждан  РСФСР,  внесенных  в  списки  для  участия  в  референдуме»  [20].  При  этом  референдум  мог  быть  назначен  лишь  съездом  народных  депутатов  или  Верховным  Советом  РФ,  но  никак  ни  президентом,  потерявшим  легитимность,  согласно  действующей  Конституции  РСФСР и  Заключению  Конституционного  Суда  Российской  Федерации  от  21  сентября  1993  года  [8].

    В  итоге  такого  голосования  Россия  получила  всевластие  президента  РФ.  Современное  российское  законодательство  не  выработало  разумных  противовесов  такой  ситуации,  судьба  страны  и  государства  оказалась  поставлена  в  зависимость  от  воли  одного  человека,  его  личных  и  деловых  качеств.  Процедура  отрешения  президента,  предусмотренная  нынешней  Конституцией,  фактически  не  реализуема,  большинство  демократических  принципов  и  инсти­тутов  также,  фактически,  не  работает.  Граждане  России  потеряли  все  социальные  гарантии  советской  Конституции  и  главное  —  право  на  безопасную  жизнь.

Еще  15  октября  1993  года  доктор  юридических  наук,  профессор,  заведующий  кафедрой  конституционного  права  юридического  факультета  МГУ  им.  М.В.  Ломоносова  С.А.  Авакьян  пытался  предотвратить  дальнейшие  незаконные  действия  власти,  опубликовав  статью  «Создан  прецедент.  Неконституционная  власть  не  имеет  перспективы».  Профессор  констатировал:  «Президент  напрямую  нарушил  Конституцию.  Он  ликвидировал  конституционные  органы  и  учредил  вместо  них  новый  российский  парламент,  не  имея  никакого  права  этого  делать»  [1].  Далее  Авакьян  предупреждал: «Весь  Парламент,  то  есть  и  Совет  Федерации,  и  Государственная  Дума,  сразу  же  по  рождению  обречены  на  упреки  в  нелегитимности  —  учреждены  неполномочным  субъектом,  в  нарушение  Конституции  и  вне  ее» [1]. В  своей  фундаментальной  работе  «Конституция  России:  природа,  эволюция,  современность»  С.А.  Авакьян  подробно  анализирует  процесс разработки  и  принятия  Конституции  Российской  Федерации  1993  года  [2].

О  нелегитимности  Конституции,  множестве  нарушений  при  ее  принятии  писал доктор  юридических  наук,  бывший  предсе­датель  комитета  Верховного  Совета  РСФСР  по  конституционному  законодательству,  член  Конституционной  комиссии  Российской  Федерации  В.Б.  Исаков.  Но,  в  то  же  время,  как  опытный  конституционалист,  он  предостерегал  общество  и  оппозицию  от  резких  шагов  по  отрицанию  принятой  Конституции:  «…Пока  Конституция  официально  не  опровергнута  конституционным  судом,  избирательной  комиссией  или  самим  парламентом  в  результате  какой-то  конституционной  процедуры,  считать  ее  действующей.  Иначе  попадаем  в  тяжелейшую  ситуацию,  при  которой  прежняя  Конституция  страны  разрушена  и  нет  никакой  конституционной  основы  для  деятельности  органов  власти.  Это,  судя  по  всему,  куда  более  опасная  ситуация.  Поэтому  мы  должны  уважать  и  соблюдать  нынешнюю  Конституцию,  не  забывая,  что  время  требует  от  нас  совершенствования  конституционного  строя,  который  разумно  сбалансирует  все  стоящие  перед  Россией  проблемы»  [10].

О  нелегитимности  ельцинской  Конституции  19  января  1994  года  сделали  заявление  лидеры  ряда  партий  и  общественных  движений.  Заявление  подписали:  В.  Аксючиц,  М.  Астафьев,  С.  Бабурин,  В.  Бондарчук,  Ю.  Воронин,  Ю.  Дерюгин,  В.  Жарихин,  Г.  Зюганов,  А.  Краснов,  В.  Лафитский,  В.  Мироненко,  С.  Михайлов,  И.  Муравьёв,  Н.  Павлов,  С.  Полозков,  Д.  Рогозин,  О.  Румянцев,  Ю.  Седых-Бондаренко,  В.  Смирнов,  О.  Соколов,  В.  Сыроватко,  И.  Федосеев,  В.  Хомяков  [3,  с.  3—4].

Президент  «Фонда  конституционных  реформ»,  кандидат  юриди­ческих  наук,  бывший  ответственный  секретарь  Конституционной  комиссии  Съезда  народных  депутатов  РСФСР  Олег  Румянцев  обосновал  нелегитимность  принятой  Конституции  следующими  обстоятельствами:  во-первых,  никто  не  отменял  заключение  Конституционного  суда  о  неконституционности  Указа  Президента  №  1400;  во-вторых,  специалисты  по  конституционному  праву  ставят  вопросы  о  легитимности  действий,  предшествовавших  новой  Конституции  (ликвидация  президентом  конституционных  органов  и  учреждение  вместо  них  нового  российского  парламента);  в-третьих,  проект  Конституции  не  одобрило  даже  Конституционное  совещание;  в-четвертых,  при  проведении  референдума  по  Конституции  были  допущены  нарушения  Конституции  (Основного  Закона)  Российской  Федерации  1978  года  (с  последующими  изменениями)  и  Закона  «О  референдуме»  1990  года  (сформированные  исполнительной  властью  избирательные  комиссии  заменили  законно  избранные  избирательные  органы  и  выступили  в  поддержку  проекта,  тем  самым  поставили  под  сомнение  объективность  подведения  итогов  голосования,  входе  подготовки  к  референдуму  неоднократно  был  нарушен  принцип  свободы  агитации  за  и  против  проекта,  возникают  вопросы  о  добросовестности  подсчета  итогов  голосования,  целый  ряд  субъектов  РФ  не  поддержал  при  голосовании  данный  проект)  [16].

В  статье  президента  Ассоциации  депутатов  России,  доктора  экономических  наук,  профессора  Ю.М.  Воронина  приводятся  данные  анализа  экспертной  группы  при  администрации  президента  (руководитель  —  А.  Собянин)  о  масштабных  фальсификациях  при  голосовании  за  Конституцию  Российской  Федерации.  Эксперты  утверждают,  что  на  самом  деле  в  голосовании  принимало  участие  не  более  46  %  от  списочного  состава  избирателей,  то  есть  за  новую  Конституцию  высказались  значительно  меньше  половины  зарегистрированных  избирателей.  По  данным  экспертов,  Конституция  не  получила  поддержки  более  половины  субъектов  Российской  Федерации,  а  значит,  говоря  юридическим  языком,  является  нелегитимной  [3,  с.  2—3].

«Сегодня  уже  практически  невозможно  оспорить  тот  факт,  что  именно  в  стремлении  первого  Президента  Российской  Федерации  создать  Конституцию  «под  себя»  коренятся  причины  трагедии  сентября—октября  1993  г.»,  —  считает  доктор  юридических  наук,  профессор  Е.А.  Лукьянова  [12].

Почти  двадцать  лет  не  равнодушные  к  судьбе  страны  юристы,  ученые  и  политики  поднимают  вопрос  о  нелегитимности  конститу­ционного  поля  современной  России,  как  следствия  событий  сентября  —  октября  1993  года,  предлагая  конкретные  пути  выхода  из  создавшегося  положения.  Но  правящая  элита  пока  не  обращает  на  это  должного  внимания.  По  мнению  специалистов,  замалчивание  произошедших  в  сентябре  —  октябре  1993  г.  государственного  переворота  и  нелегитимного  принятия  Конституции  может  привести  к  новым  трагическим  последствиям,  вплоть  до  потери  страны  и  государства,  это  может  обернуться  бедой,  которая  придет  завтра  в  каждый  российский  дом  и  каждую  семью.  Отечественная  история  учит:  чтобы  не  потерять  всë,  правящей  российской  элите  необходимо  осознать  серьезность  конституционной  проблемы,  не  игнорировать  ее,  а  искать  легитимные  пути  совершенствования  конституционного  строя.

Список  литературы:

  1. Авакьян  С.А.  Создан  Прецедент.  Неконституционная  власть  не  имеет  перспективы  //  Независимая  газета,  1993.  —  15 октября.
  2. Авакьян  С.А.  Конституция  России:  природа,  эволюция,  современность:  2-е  изд.  —  М.:  РЮИД,  Сашко,  2000г. [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.lawdiss.org.ua›books/431.doc.html.
  3. Воронин  Ю.М.  «Загогулины»  Основного  Закона  //  Улики,  2012. —  №  10. —  12 декабря.  —  С.  2—4.
  4. «Горе  строящему  на  крови».  Обращение  священников  Русской  Православной  Церкви  в  Государственную  думу  //  Советская  Россия.  —  1994.  —  №  4.  —  13 января.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.svpressa.ru›Общество›article/59299.
  5. Двадцать  лет  реформ  глазами  россиян  (опыт  многолетних  социологических  замеров).  Аналитический  доклад.  Институт  социологии  РАН.  Москва.  2011. [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.isras.ru.
  6. Доклад  председателя  правления  регионального  благотворительного  общественного  фонда  содействия  увековечению  памяти  погибших  граждан  в  сентябре —  октябре  1993 года  М.И.  Смирнова  29 января  2012 года. [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.1993.sovnarkom.ru.
  7. Добреньков  В.:  «В  качестве  жертвы  на  алтарь  демократии  была  принесена  Россия«.  Русская  линия.  04 октября  2008. [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.rusk.ru/newsdata.php?idar=178921;  http://www.rusbeseda.ru›index.php?topic=3543.0.
  8. Заключение  Конституционного  Суда  Российской  Федерации  «О соответствии  Конституции  Российской  Федерации  действий  и решений  Президента  Российской  Федерации  Б.Н.  Ельцина,  связанных  с его  Указом  «О  поэтапной  конституционной  реформе  в  Российской  Федерации»  от  21 сентября  1993 года  №  1400  и  Обращением  к  гражданам  России  21 сентября  1993 года». [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа. —  URL:  http://www.ru.wikisource.org.
  9. Илюхин  В.И.  Обвиняется  Ельцин.  Речь  главного  обвинителя  —  председателя  Комитета  по  безопасности  Государственной  Думы  Федерального  Собрания  Российской  Федерации.  —  М.:  ФТМ  России,  1999.  —  С.  14—26.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  1993.sovnarkom.ru›_knigi.htm.
  10. Исаков  В.Б.  Конституция,  по  которой  невозможно  жить  //  Конститу­ционный  вестник,  1994. —  №  1  (17).  —  С.  33—35.  [Электронный  ресурс] —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.rumiantsev.ru›kv/11.
  11. Кровавый  октябрь.  Свидетельства  очевидцев  /  ред.  сост.  —  Е.  Ковалев  —  Ярославль:  Северный  рабочий,  1994.  —  63  с.
  12. Лукьянова  Е.А.  Российская  государственность  и  конституционное  законодательство  в  России  (1917—1993).  —  М.:  Изд-во  Моск.  ун-та,  2000. —  192  с. [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.leftinmsu.narod.ru›polit_files/books/  Lukyanova…
  13. Новое  время,  2003.  —  №  39. —  28 сентября. —  С.  22—23. [эЭлектронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.gefter.ru›arhive/6373/.
  14. Пихоя  Р.Г.  Конституционно-политический  кризис  в  России  1993 года:  хроника  событий  и  комментарий  историка  //  Отечественная  история,  2002. —  №  4.  —  С.  64—78;  №  5.  —  С.  113—132.
  15. Прошкин  Л.  «Штурм,  которого  не  было». [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.sovsekretno.ru›Свежий  номер›article/238.
  16. Румянцев  О.  Функции  Конституции  в  сегодняшней  и  завтрашней  России  //  Конституционный  Вестник,  1994.  —  №  17.  —  март — апрель. [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.rumiantsev.ru›kv/17/ к polit_files/books/  Lukyanova…
  17. Русское  Воскресение.  Тайна  беззакония:  События  21 сентября  —  5 октября  1993 года. [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.voskres.ru/taina/1993.htm.
  18. Руцкой  А.  Кровавая  осень.  Дневник  событий  21 сентября  —  4 октября  1993года.  —  Москва,  1995.  —  525  с.;  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  URL:  http://www.politike.ru›dictionary/839/word…sobytija-1993-g.
  19. Тарасов  А.Н.  Провокация.  Версия  событий  3—4 октября  1993  г.  в Москве. [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.scepsis.ru›Библиотека›id_2571.html.
  20. [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.base.consultant.ru.

ВОИНР СССР

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
ru.pdf24.org    Отправить статью как PDF   

5 thoughts on “События сентября — октября 1993 г.

  1. Thumb up 0 Thumb down 0

    […] С помощью средств массовой дезинформации граждан СССР ввели в заблуждение и показали спектакль События сентября — октября 1993 г. […]

  2. Thumb up 0 Thumb down 0

    […] С помощью средств массовой дезинформации граждан СССР ввели в заблуждение и показали спектакль События сентября — октября 1993 г. […]

  3. Thumb up 0 Thumb down 0

    […] этапу распила СССР – к организации спектакля сентября — октября 1993 г  Спектакль был срежиссирован и сыгран ими в сговоре […]

  4. Thumb up 2 Thumb down 0

    […] -= Митинг, мятеж, восстание, дворцовый переворот, ядебы и петиции,мольбы и прошения или легальные контрольные органы народной власти? =- […]

Добавить комментарий